Приветствую Вас Прохожий
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Циан 
Сайт и форум переехал на www.altsmol.com!!! » Сайт и форум переехал на www.altsmol.com!!! » ART » Мой рассказик. (Просим-с заценить.)
Мой рассказик.
Uncle_SSДата: Среда, 2007-07-18, 1:32 AM | Сообщение # 1
Альтсмолер
Группа: Меломан
Сообщений: 197
Репутация: 3
Статус: Offline
Далее будет представлен мой небольшой рассказик, а точнее первая глава. Подумал, народ выкладывает, а мне что терять? Стрелять, так стрелять!
Очень прошу прошу прочитавших форумчан отписать свое мнение прямо в этой ветке. Заранее спасибо.
 
PayneДата: Среда, 2007-07-18, 1:33 AM | Сообщение # 2
Романтик
Группа: Альтернативщик
Сообщений: 425
Репутация: 13
Статус: Offline
Если Вы думаете, что кто-то читает выкладываемые рассказы, а тем более составляет о них мнение, то ошибаетесь smile . Многабукаф smile .

В какое бы путешествие мы не отправлялись, мы всегда ищем счастья, а счастье здесь, рядом с нами.
 
Uncle_SSДата: Среда, 2007-07-18, 1:46 AM | Сообщение # 3
Альтсмолер
Группа: Меломан
Сообщений: 197
Репутация: 3
Статус: Offline
И что с того. Попробовать стоит.

Добавлено (2007-07-18, 1:42 Am)
---------------------------------------------
Фантастические предположения.

Пролог.

Томас сидел, опершись спиной на спинку своего кедрового стула, и задумчиво посасывал кончик ручки. Он всегда так делал, когда рифма не приходила и слог не составлялся. Лучи полуденного солнца силились проникнуть сквозь мутное, немытое стекло и в силу своих возможностей освещали желтоватые листы бумаги.
Рифмы не было. Сам Томас считал себя неплохим писателем. Несколько сборников его стихов напечатаны в Чикагской типографии, в журналах периодически появлялись новеллы и рассказы за авторством Томаса Мура. Он любил писать, всегда делал это с охотой, подхватываемый капризными потоками вдохновения, которое, как известно, на полку не положишь. Сейчас, все стало иначе. После того как Том потерял свое место работы в книжном магазине, единственным источником к существованию стала для него публикация. Поэтому теперь он почти не отходит от письменного стола, заваленного исписанными тетрадками – печатная машинка сломалась год назад, а денег на новую не доставало.
Он еще раз обвел взглядом комнату вокруг – обставлена она была бедненько, порядка нет. Томас пытался разглядеть из окна лица прохожих, поймать в их ежедневной суете что-то новое, но, увы! После он обычно начинал шарить взглядом по комнате, ища образы в обычных, казалось бы, вещах. Солнце светило все ярче, однако на душе у Мура светлее не становилось. Уже несколько месяцев он находился в состоянии депрессии, вторившей той, которая поразила почти каждого американца – великой депрессии.
Кто мог предположить, что крах наступит так внезапно? Разве мог человек подумать, что все, имевшее цену вчера, сегодня станет пустышкой, не более? Почему рухнул Национальный банк, а вместе с ним все остальные, даже европейские? Произошло перенасыщение, цифры перелились через край гроссбухов и отчетов, биржа силилась и барахталась, но тоже не выдержала. Миллионы потерянных счетов, сотни самоубийств. Впервые могучие тресты и кустарные компании оказались на равных – все закрывались одинаково быстро. Золотой запас, запас того, что принято называть деньгами враз исчез, его не стало. То, что вчера было сбережением каждого американца, сегодня просто кусок редкого металла. А потом безработица, низкие зарплаты и очереди за бесплатной похлебкой. Государство, разжиревшее на Первой Мировой войне, резко откатилось назад, боле неспособное удовлетворять интересам своих избалованных граждан. Общество тряслось и стонало, но очереди за похлебкой становились все длиннее. Мало что веселого было в этом времени. Великая депрессия.
Том стер платком капельки пота со своего взмокшего лба. После полудня от жары становилось совершенно невозможно, такая погода просто добивала писателя. И вообще, в последнее время природа вела себя безобразно: яркое солнце резко сменялось наползавшими со всех сторон тучами, столбик термометра упрямо не хотел стоять на месте – температура колебалась почти ежедневно в пределах пяти градусов. Но последнюю неделю стояла нестерпимая жара.
Тем временем из приглушенного динамика радио перестали вырываться джазовые саундтреки, контрабас с роялем уступили место ровному голосу диктора, обычно предшествующему, ставшему уже ежедневным обращению президента. Его речи мало чем отличались друг от друга, но в такое время не слушать их было нельзя – это могло показаться просто неприличным. Вот так, одним ухом слушая выступление главы Конгресса, Томас Мур продолжал рассуждать. «Самое поганое, - думал он, - что все это повторяется изо дня в день», начинает напоминать такое противное ему понятие как «ритм жизни».
Он отбросил ручку, резко встал со стула и хотел пойти курить на крыльцо. Не сразу нашел сигареты, но вскоре обнаружил их на подоконнике. На грязном, пыльном подоконнике, где лежали стопки ненужных книг, какие-то богом забытые инструменты, и стояла фотография в треснувшей рамке. Том взял рамку в руки и аккуратно стер пыль со стекла. На не цветном снимке была сфотографирована Мэри, сидящая на парковой скамье в своем платье. Как сейчас он помнил: это было ее любимое платье, красное. Томас положил рамку в карман и тут же перевел взгляд на противоположную стену, где висели еще три фотографии: Мэри, отец и мать.
Никого из них в живых уже не оставалось, он остался один. Он страшно переживал смерть сестры: не спал по ночам, посвятил ей десятки стихов и даже одну повесть, которую впоследствии сжег. Фотография освежила в сознании Томаса ее образ. Конечно, он никогда не забывал ее, но в силу трагических событий, происходящих в стране, пытался реже вспоминать об этом. Он снова достал из кармана рамку чуть не швырнул ее об стену в порыве ярости. «Проклятый ублюдок! Пьяница! Задавил двоих и сам в результате въехал в столб!» Мур быстро остыл, стоило ему только вспомнить тот день – три смерти за раз, это уже слишком, и не хотелось никого винить, кого-то упрекать.
Он еще немного постоял, нежно провел пальцами по стеклу и поднял взгляд. Его тут же ослепило беспощадное солнце, но среди прохожих он заметил женщину в красном платье. Том приник к стеклу и, не жалея глаз, наперерез солнцу стал смотреть. Он хорошо видел ее платье, лицо и светлые кудри.
Сомнений у него не оставалось – по мостовой шла Мэри.

Добавлено (2007-07-18, 1:44 Am)
---------------------------------------------
Предположение №1. «Снисходительные явления»

После того случая прошла неделя, долгая и тягучая, представившаяся Томасу настоящим кошмаром. Мысль о том, что тогда, на мостовой, освещенной полуденным солнцем, он видел свою покойную сестру не оставляла его ни на минуту. Тяжело было поверить в такое чудо, нет, более того, просто невозможно, но Мур мог поклясться в этом на любой святыне. Этот случай серьезно озадачил его: он до сих пор не мог понять был это солнечный удар, мираж или иной обман зрения, но это было и не столь важно. Важно теперь было то, что лик сестры почти не покидал его сознания. Он потерял аппетит, редко садился за перо, плохо спал, а если все же удавалось уснуть, то и во сне непременно приходила она. Он не знал куда деваться, куда же себя применить, только срок сдачи рукописи еще как-то подстрекал его и заставлял садиться за работу. Однако, и тут дела не шли в гору – писатель часто выбрасывал в корзину целые листы, вычеркивал строки и абзацы, а поля тетрадей покрылись какими-то уродливыми и ненужными рисуночками.
Окружающий мир никак не сигнализировал о своем существовании: радио все монотонно бубнило, что, не прислушиваясь, решительно невозможно было разобрать слов, телефонная трубка покрылась толстым слоем пыли, почту проверять желания не было.
Только на исходе седьмого дня писатель совершил вынужденную и продолжительную вылазку в город. Редактор литературного отдела «Great Lake’s Harbor» - маленький еврей в несменном полосатом французском костюме, все же позвонил, констатируя своим противным, заискивающим голосом неприятные факты – что рукопись еще не сдана, что на место в журнале претендует еще полторы дюжины авторов, что грозит это серьезным сокращением гонорара либо частичным сокращением штатных писателей... Тому оставалось только свалить тетрадки в потертый портфель, посетовать на жизнь (еще больше чем разговаривать с редактором по телефону, он ненавидел встречаться с ним в редакции), надеть старомодную черную шляпу и направить свои стопы в направлении здания редакции «Great Lake’s Harbor».
Первой приятной неожиданностью была резкая перемена погоды. Небо заволокло серыми тучами, поэтому солнце не палило нещадно, хотя воздух был еще нагретый, подул легкий ветерок.
Том экономил деньги, поэтому транспортом не пользовался, но всегда выбирал наиболее людные улицы, по ним идти было просто как-то интереснее. Так он и шел, быстрым шагом, путь ему предстоял неблизкий. Обгоняя неторопливых прохожих и периодически извиняясь, если ему случалось задеть или толкнуть кого-нибудь. Мур продолжал идти, влекомый потоком людей, либо идущий против него. Начало моросить, когда он проходил мимо трамвайной станции. Он опустил руку в карман, размышляя, стоит ли ему поехать на транспорте или же вымокнуть под дождем, но сэкономить десятку центов, и Томас решил, что если успеет как раз до того, как вон тот красный трамвай тронется, то видимо, так положено - и ехать ему на трамвае.
«Не успеть, что ж, жаль,» - успел подумать он, как вдруг, что-то потянуло его вперед, придало новых сил, заставило идти быстрее, и он увидел. За трамвайным стеклом, на задней площадке стояла она в своем привычном красном платье. Даже на таком расстоянии он смог рассмотреть цвет ее глаз – они были карие, как у Мэри. Трамвай рявкнул и тронулся, а Том уже бежал за ним, что есть силы бежал.
- Стой! Стой!
Но красный неуклюжий трамвай оказался неожиданно резвым, и когда он скрылся за поворотом, Том в безвольном отчаянии проводил его взглядом.
- Эй, с дороги, псих! Смотри куда прешь!
Только сейчас он вспомнил, что стоит посреди шоссе, почти на трамвайных путях. Недвусмысленная фраза, высунувшегося из окна «Опеля» таксиста, судя по говору – канадца, вернула к нему возможность нормального восприятия вещей. Он надвинул шляпу на глаза и быстро пошел дальше, в сторону редакции.

Добавлено (2007-07-18, 1:44 Am)
---------------------------------------------
*****

Вышел писатель из серой коробки здания в подавленном состоянии. Долга, нелицеприятная беседа с коллегией литературного отдела наложила свой отпечаток. Продолжительный разговор со старым евреем, во время которой Томас Мур вынужден был слушать все его неглупые, но откровенно противные и лживые речи, потом язвительные замечания корректора, человека лет сорока, отыгрывающегося на залетных авторах за то, что он со своим филологическим Гарварда теперь гниет здесь за сущие гроши. Общая читка в прежнем составе плюс еще два бездарных критика. Спорили и ругались долго. Им откровенно не нравился конец, но Том это предвидел и принес еще один – запасной. Он им не понравился еще больше. В итоге доспорились до того, что рассказ стали печатать без финала, а гонорар обещали выдать в «ближайшие дни».
«Понимаете, голубчик, - вспоминал он диалог с редактором, - в вашем тексте слишком мало патриотизма, да. Видите ли, сейчас проходят новеллы оптимистического и даже утопического содержания. Ваша рукопись (это слово он нарочно выделил) хороша, я не спорю, но она слишком приземляет читателя, понимаете? Она заставит людей оглянуться вокруг, посмотреть на самих себя. Это никому сейчас не надо, верно? Подумайте о бедных гражданах, милок, побойтесь за их чувство патриотизма, вы ведь патриот… Впрочем, текст мне нравиться, но финал отвратителен, не в обиду вашему таланту, и не в ущерб нашему сотрудничеству будет сказано…»
Старик всегда так говорил, можно уже было бы и привыкнуть, но привыкнуть было невозможно. Хоть и низменно, но очень точно говорил редактор, чего не скажешь о критиках-пустозвонах.
«Где они вообще их нашли?» - подумал Мур и побрел домой.
Рядом с редакцией шла стройка. Несмотря на то, что было уже темно, возле забора, огораживающего площадку, толпилась тьма народу. Он видел почти бесконечную очередь, состоящую из людей подавленных с потухшими глазами. В грязной одежде, старики и мальчишки – все были готовы работать на рабских условиях за пару долларов в неделю.
- Жалкое зрелище, - тихо сказал писатель. Он понимал, что сам выглядит не лучше…
Знакомое чувство охватило его, и комок подкатил к горлу. Теперь он знал, знал хорошо, затылком чуял. Том резко развернулся на каблуках, готовый ко всему, но не понимающий что же все-таки делать.
Он не ошибся. Том увидел женщину в красном, быстрым шагом удаляющуюся прочь от здания «Great Lake’s Harbor». Он побежал, хотел крикнуть, но слова застряли в его гортани, капли стегали лицо – начался дождь. Он бежал быстро, как мог, видел ниспадающие на красный бархат локоны. Это было все, что он видел, остальные предметы вокруг него превратились в расплывчатые пятна.
Тут Мур чуть не упал: путеводный красный огонь в океане мрака пропал. На секунду он остановился в неудобный позе, дыша часто и прерывисто, как загнанный зверь. На размышления, казалось бы, мучительно долгие у него ушло несколько секунд. И он снова побежал, бросился в подворотню, куда ушла Мэри.
Он больше не видел ее очертаний, Томас просто бежал вперед. Ветер и дождь усиливались ежесекундно и уже причиняли изрядные неудобства. Свет фонарей не проникал в подворотню, Том мчался мимо мусорных баков, в которых кто-то копошился, какие-то фигуры появлялись и маячили то слева, то справа. Но он знал, что это не Мэри.
Прямо перед ним раскрылась дверь подъезда, озарив землю яркой полоской света. Том врезался во что-то, получил ощутимый удар, но побежал дальше, из-за спины доносились крики и ругань. Еще один поворот, преодоленный как во сне, и… тупик. Перед ним предстала высокая, не меньше четырех метров, кирпичная стена. Где же она? Томас посмотрел через плечо направо: в пятне маячащего пятна света, изрезаемого серебристыми штрихами, виднелась пожарная лесенка. Через мгновение он уже пробежал под качающимся фонарем и помчался по лестнице наверх. Пару раз он падал, кусок стекла глубоко впился ему в руку, и из раны потекла кровь, чему Томас не придал значения. Он преодолел последний пролет и чуть не слетел вниз. В грудь ему тараном ударил мощный поток ветра, но писатель в последний момент успел зацепиться за карниз и залез на крышу. Ветер трепал край его костюма, шляпу унесло еще раньше, а дождь жалил многотысячным роем.
На крышах не было никого, только злая стихия, вволю поиздевавшаяся над неосторожным человеком.

Добавлено (2007-07-18, 1:45 Am)
---------------------------------------------
*****

После того неприятного случая Томас Мур – писатель средней руки, подхватил ангину и слег в постель, забросив всякую литературную деятельность. Температура держалась высокая, он часто бредил, иногда в забытьи, иногда немного осознанно. Впрочем, ни смотря на это, Мэри приходила всего один раз, подробностей того визита писатель не помнил. Болезнь могла обойтись ему и дороже, если бы не заботливая тетушка Доррис из соседнего дома. Он даже, помнится, посвятил ей одно стихотворение.
Через несколько дней ему стало лучше, но врач не рекомендовал вставать из постели еще пару дней. Он старался не слушать шум городского трафика и заботливое бурчание Доррис, от которого уже становилось дурно, поэт считал, что уже знает весь лексикон старушки наизусть, до последнего артикля. Желание писать пропало, тогда он начинал думать.
Томас пытался здраво проанализировать ситуацию последних недель, но никакого вразумительного ответа найти не мог. Сумасшедшим он себя не считал, иллюзии и миражи он отсеял быстро. Самые глупые и нелепые догадки проходили через его сознание. В результате, он вспомнил один свой рассказ, поставил себя на место главного героя и решил, вернее поверил в то, что всегда будучи «романтичным реалистом» отрицал – он поверил в призраков. Рациональнее объяснения он не нашел, решив, что души умерших, возможно почувствовали отчаяние народа и решили навестить землю, чтобы… Чушь! Но какой бы нелепицей это не было, Том уже чуть ли не свято верил в нее.
Едва он поправился, как побежал к приземистому строению в одном квартале от его дома. Там жила женщина, которую он презирал, но решил начать именно с нее. Она утверждала, что знает магию и гадание, проверим.
После посещения ее каморки у Тома остались смешанные чувства. Она почти ничего ему не сказала, что было уже странно, даже не взяла денег (что поразило его до глубины души). Только сказала, что «чувствует вокруг него почти осязаемую, сильную ауру…», ничего в общем.
Писатель продолжал полагать, что явление Мэри – что-то вроде дара, который нужно лишь правильно принять. Том хотел поднять всю доступную по вопросу литературу, как однажды взвилась в сухом треске телефонная трубка – ему позвонил старый приятель.
- Слушаю.
- Том, здорова!
- Эдди, ты что ли! Рад тебя слышать! Нет, серьезно рад! – Чуть ли не кричал в трубку Томас.
Эдгар Коллинс – преуспевающий букмекер был старым товарищем Тома. Этот полноватый, низенький человек со смешными пышными усами всегда прост в общении, при этом умен и до разного рода низостей и пошлостей не скатывающийся. Эдгар – человек по натуре своей отзывчивый и доброжелательный, Том знал, что на него можно положиться в трудную минуту.
- Я тоже старик, я тоже.
- Как съездил? Рассказывай, что нового в Небраске, все также плохо? Такие же кары послал им творец?
- Чего я тебя сейчас буду все шпарить, а? Лучше встретимся, и чтобы не тянуть, прямо сегодня. К примеру, в пять у «Старого Фила»?
- Чудесный английский паб! Там мое любимое пиво, ты же знаешь!
- Славно, заодно и поговорим, мне есть, что тебе рассказать, нет, не так, мне нужно тебе кое-что рассказать.
- Хорошо… До встречи, - Том медленно положил трубку на аппарат.
Встреча в баре произошла в пять часов ровно, как и было обещано. Людей по вечерам в подобных заведениях собиралось много, но этот бар не был забит целиком, не смотря на то, что пиво и виски тут подавали отменное, а дело было в том, что почти весь персонал заведения и его хозяева были англичане. Самые настоящие канонические британцы, говорившие с жутким английским акцентом. Наверное, в самой Великобритании не говорили на таком чистом, безупречном английском. На улице в горшках росли маленькие розовые цветы, стойка сделана из ньюфаундленской сосны, в лучших традициях лондонского паба.
Эдд и Том обменялись крепкими рукопожатиями и уселись за небольшой столик возле окна, предварительно взяв у стойки по кружке пива. Друзья не виделись уже несколько недель: Эдгар ездил с тетушкой в Небраску. Она та и стала основной темой разговора, в Америке каждый считал, что, может быть, в соседнем штате все лучше и нет такой разрухи. Почему возникали слухи, что, например, в Индианаполисе живут не в пример лучше чем в Карлсбаде, понять было нельзя.
- Ага, понятно, - Томас затянулся сигаретой, - а бесплатное здравоохранение? Нам обещали, но все что-то не видно.
- Ну, как же, у них, естественно, оно есть, - Эдгар многозначительно поднял указательный перст. – Я даже испытал его на себе. Если, не дай Бог, тебе что-то прихватило, то ты становишься в длинную очередь и ждешь свои положенные полтора часа, пока, наконец, тебя не принимает дежурный врач. Ты описываешь ему свои симптомы, тогда он с умным видом (еще бы, шесть лет в Гарварде) что-то пишет и предлагает вам аспирина. Аспирин выпиваешь, но говоришь, что не очень помогает. Врач жалуется на тяжелый случай и отправляет вас к другому дяденьке. Тот уже поумнее (целых девять лет в Гарварде), поэтому советует выпить побольше аспирина.
Продолжать я не стал, побоялся попасть на больничную койку.
- Да уж, «как мухи выздоравливают».
- Хемингуэй?
- Нет, Гоголь – русский писатель.
Эдгар глотнул еще пивка, а когда оно кончилось, писатель и букмекер взяли немного джина. Игра в цитаты была их любимым увлечением: писатель как бы невзначай вставлял в свою речь отрывки произведений классиков, а Эдди должен был угадать автора. Игру придумал, как ни странно, сам букмекер.
- Как Лиза поживает? Ничего? Давненько я ее не видел, как у нее дела - неожиданно спросил поэт.
Лиза – дочка Коллинса была беспроигрышным запасным вариантом поддержания беседы.
- У Лизы-то? – букмекер прыснул в усы. - Да у нее все в жизни отлично! Беззаботна и свободна, все с парнями бегает.
- «Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом».
- Скотт?
- Нет, Грибоедов – тоже русский.
- Гляжу, ты подсел на русских классиков.
- Да, есть немного, - писатель допил остатки своего джина. – В Чикаго жизнь – мусор, в Небраске – тоже. Долго же это будет продолжаться?
Ответа на столь многозначительный вопрос не знал никто, они долго еще сидели, разговаривали о всяких пустяках. Вместо винила в баре включили радиоприемник.
- Собственно, я хотел сказать тебе совсем не то, - начал Эдд. – Я подумал, что могу тебе довериться, ты вроде еще ни разу меня не подводил…
Все это время он смотрел в окно, рассматривая проезжавшие автомобили и многочисленных прохожих. Том в это время рассматривал свое отражение в зеркале на стене напротив и пришел к выводу, что ему надо бы побриться. Неожиданно взгляд букмекера поймал в толпе четкое направление, Эдгар засуетился и вскочил со стула. Томас заметил это только когда друг начал тянуть его за рукав пиджака.
- Пошли, вставай, Томас, - быстро говорил Эдд необычным для него взволнованным голосом.
- Что происходит? – Том находился в полной растерянности.
- Нет времени, пошли!
Эдгар вытолкнул из заведения ничего не понимающего товарища, схватил его за рукав и вел куда-то по мостовой.
- Да что, черт возьми, происходит!
Том начинал злиться, но решил не сопротивляться. Эдд вел его через толпу, периодически подгоняя его, иногда вытягивал шею и смотрел куда-то вперед. Неожиданно он остановился, Том заметил: его друг был озадачен и находился в растерянности.
- Постой, растолкуй, что все же здесь происходит? – Томас схватил Эдгара за плечи и смотрел ему уже прямо в глаза.
- Понимаешь, мне тяжело это сказать, но…
Писатель уже не слушал, его посетила страшная догадка.
- Ты видел женщину в красном? Ты видел Мэри, мою сестру?
Букмекер сглотнул и медленно кивнул.
- Только это не твоя сестра, это – моя жена.

Добавлено (2007-07-18, 1:46 Am)
---------------------------------------------
Предположение №2. «Теория заговора»

В небольшой комнате плотным сизым облаком витал табачный дымок: два человека курили беспрестанно. Один уничтожал пачки сигарет, другой – посасывал трубочку. Человек с трубкой сидел на письменном столе, водрузив одну ногу на стул и медленно покачивая другой. Второй сидел в мягком кресле, рядом с ним на журнальном столике стояла пепельница, полная окурков. Тот, что в кресле прекратил с безразличием во взгляде рассматривать старомодную люстру и перевел глаза на того, который сидел на столе и попыхивал трубку.
- Еще раз, сколько раз ты видел свою… Мэри?
- Томас! Я не слепой, черт возьми! Я видел Сару, Сара проходила. Я не один раз видел ее. Вот, - букмекер протянул писателю снимок. – Точно она, спутать нельзя.
- Плащ красного цвета? – Том внимательно вглядывался в фотографию.
- Красного.
«Кроме одежды, ничего общего», - подумал писатель. Даже одежда была не очень похожа.
- Впервые я увидел Сару, - опять начал букмекер, - перед поездкой в Небраску. Мимолетно, из окна конторы. Значения этому я особого не придал – жарко было, я решил, что голову припекло или что-то в этом духе. В самой Небраске еще дважды. Один раз попытался догнать и почти догнал! Но в последний момент женщина куда-то скрылась. Теперь еще и здесь. Так-то.
- Я говорил уже. Моя идея…
- Твоя идея – откровенно бредовая. Ты правда веришь в эту чушь?
Мур начинал злиться.
- Тогда предложи что-то получше.
Эдгар приостыл и начал немного неуверенно:
- Получше, получше… Ясно одно – это не наши родственники.
- Тебе может и не наши…
- Ради бога, Том, - Эдд скривился, - не начинай опять. Кто бы это ни был, необходимо одно – встретится с незнакомкой. Подожди. Любым образом встретится.
Том затянулся крепким табаком.
- Кроме того, считаю, что это связано с успехами в моем бизнесе… В Небраске, когда я бросился за ней меня чуть машина не сбила – выбежал на трассу. Чтобы я – бизнесмен да не контролировать себя? Смех, но все же. Тебя чуть с крыши не сдуло.
- Допустим, тебя понятно, а меня зачем?
- Сколько писателей сейчас сидят без работы? Подумай, это не требует каких-либо затрат, это легко - играть на чувствах людей.
Томас развалился в кресле, выбросил окурок в пепельницу. Опять повисла тишина. «Действительно, легко. Этим он сейчас и занимается, черт бы его побрал. Что дальше? Посмотрим… Ясно только, что дело оставлять просто так нельзя», - думал писатель, в то время как снизу раздался надрывной зов дверного звонка.
- Кто бы это мог быть? – вслух подумал Том.
- Черт его знает, - Эдгар резво спрыгнул со стола. – Только если Лиза опять ключи забыла. Сейчас спущусь.
Эдд пошел к лестнице, но остановился в дверном проеме, указывая пальцем в сторону столика.
- Можешь пока приемник включить или там книгу взять, в общем, подожди, - букмекер выругался и закрыл за собой дверь. Раздавались только его приглушенные шаги, пока он спускался по лестнице.
Библиотеку друга писатель знал наизусть, что называется «от и до», но все же он стал лениво водить взглядом вдоль книжных стеллажей. В комнатке у Эдгара как всегда было уютно, читательским вкусом букмекер обладал неплохим, не блеск, но неплохим. Безвкусная люстра, и стол, и пара древних стульев, и прочие бесполезные вещи были хорошо знакомы, но только сейчас писатель заметил что-то инородное и неверное, стоило ему посмотреть на книги. Книги, как и в его доме, лежали на полках беспорядочно, без всякой системы, но раньше в этом беспорядке каждый томик знал свое место, нынче ощущении гармонии словно испарилось. Теперь Томас отчетливо видел то, что прежде не замечал - хаос и дисгармония завладела всем: книгами, мебелью, самим помещением и сущностью бытия вокруг. Том побоялся взглянуть в окно в опасении увидеть на освещенной фонарями Чикагской улице схожую картину.
Поэтому он не стал брать с полки ни Уэллса, ни сера Артура, ни новомодного Хемингуэя, а тупо включил радио и откинулся на спинку кресла.

 
венаДата: Воскресенье, 2007-07-29, 8:22 PM | Сообщение # 4
Невротноски Флудер
Группа: Модер
Сообщений: 1025
Репутация: 5
Статус: Offline
Quote (Payne)
Если Вы думаете, что кто-то читает выкладываемые рассказы, а тем более составляет о них мнение, то ошибаетесь

И не говорите. Раскритикуют в пух и прах wink


Радость...
 
PayneДата: Понедельник, 2007-08-06, 11:24 AM | Сообщение # 5
Романтик
Группа: Альтернативщик
Сообщений: 425
Репутация: 13
Статус: Offline
Quote (вена)
И не говорите. Раскритикуют в пух и прах

Да ладно еще, если б критиковали - так не читают же вообще.


В какое бы путешествие мы не отправлялись, мы всегда ищем счастья, а счастье здесь, рядом с нами.
 
венаДата: Вторник, 2007-08-07, 12:22 PM | Сообщение # 6
Невротноски Флудер
Группа: Модер
Сообщений: 1025
Репутация: 5
Статус: Offline
Quote (Payne)
Да ладно еще, если б критиковали

Точно.
Quote (Payne)
не читают же вообще.

Что-то я читаю. Вот ваша проза мне понравилась.


Радость...
 
PayneДата: Вторник, 2007-08-07, 1:41 PM | Сообщение # 7
Романтик
Группа: Альтернативщик
Сообщений: 425
Репутация: 13
Статус: Offline
Quote (вена)
Что-то я читаю

Когда начинает сказываться "эффект большинства", мы перестаем учитывать отдельных личностей smile .

Quote (вена)
Вот ваша проза мне понравилась.

Это меня искренне радует. Вот только перестал выкладывать ее я именно потому, что кроме Вас и может еще одного-двух человек, пожалуй, больше это никому не интересно.


В какое бы путешествие мы не отправлялись, мы всегда ищем счастья, а счастье здесь, рядом с нами.
 
ParazitДата: Вторник, 2007-08-07, 1:44 PM | Сообщение # 8
Паразитирующий
Группа: Альтернативщик
Сообщений: 1243
Репутация: 12
Статус: Offline
Quote (Payne)
Это меня искренне радует. Вот только перестал выкладывать ее я именно потому, что кроме Вас и может еще одного-двух человек, пожалуй, больше это никому не интересно.

Ну почему же,я люблю почитать...честно...


Антихрист уже здесь, среди вас,
Он смотрит на мир из ваших глаз.
В каждом заронил он зерно темноты.
Может быть, он – это я или ты.
 
венаДата: Вторник, 2007-08-07, 6:52 PM | Сообщение # 9
Невротноски Флудер
Группа: Модер
Сообщений: 1025
Репутация: 5
Статус: Offline
Payne, вот вИдите, Паразит честный, он любит почитать. Так что выкладывайте. Вот лично у меня просто иногда нет времени читать. Я сама считаю, что мою повесть если кто и читал, то точно ничего не понял. smile

Радость...
 
PayneДата: Вторник, 2007-08-07, 11:06 PM | Сообщение # 10
Романтик
Группа: Альтернативщик
Сообщений: 425
Репутация: 13
Статус: Offline
Quote (вена)
мою повесть если кто и читал, то точно ничего не понял.

Я читал. Правда, не целиком. То последнее, что Вы выложили, еще не прочитал. И сложилось такое впечатление, что понимать-то в ней ничего не нужно. Обычный поток мыслей, ничем не связанных и не пытающихся выразить какую-либо идею. Просто излияние душевных волнений, которые нельзя накапливать внутри. Простите, если задел этими словами, но почему-то мне кажется, что Вы изначально не ставили этой повестью цель что-либо донести до читателя, а посему на меня не обидетесь smile .


В какое бы путешествие мы не отправлялись, мы всегда ищем счастья, а счастье здесь, рядом с нами.
 
Uncle_SSДата: Вторник, 2007-08-07, 11:57 PM | Сообщение # 11
Альтсмолер
Группа: Меломан
Сообщений: 197
Репутация: 3
Статус: Offline
Quote
Раскритикуют в пух и прах

Ну так пожалуста! Я же не гений. И даже, представте, не писатель и не поэт... cool
 
венаДата: Четверг, 2007-08-09, 8:05 PM | Сообщение # 12
Невротноски Флудер
Группа: Модер
Сообщений: 1025
Репутация: 5
Статус: Offline
Quote (Payne)
Я читал. Правда, не целиком. То последнее, что Вы выложили, еще не прочитал. И сложилось такое впечатление, что понимать-то в ней ничего не нужно. Обычный поток мыслей, ничем не связанных и не пытающихся выразить какую-либо идею. Просто излияние душевных волнений, которые нельзя накапливать внутри. Простите, если задел этими словами, но почему-то мне кажется, что Вы изначально не ставили этой повестью цель что-либо донести до читателя, а посему на меня не обидетесь .

Во, хорошо сказали.
Uncle_SS, Я начала читать рассказ, но кончу позже.


Радость...
 
Uncle_SSДата: Четверг, 2007-08-09, 11:11 PM | Сообщение # 13
Альтсмолер
Группа: Меломан
Сообщений: 197
Репутация: 3
Статус: Offline
Quote
И сложилось такое впечатление, что понимать-то в ней ничего не нужно. Обычный поток мыслей, ничем не связанных и не пытающихся выразить какую-либо идею. Просто излияние душевных волнений, которые нельзя накапливать внутри. Простите, если задел этими словами, но почему-то мне кажется, что Вы изначально не ставили этой повестью цель что-либо донести до читателя, а посему на меня не обидетесь .

Просто мне кажется, что это не правильно. Мысль, которую пытаешься донести - разве не суть написанного? В таких случаях писатели пишут "в стол".
 
PayneДата: Пятница, 2007-08-10, 3:44 PM | Сообщение # 14
Романтик
Группа: Альтернативщик
Сообщений: 425
Репутация: 13
Статус: Offline
Uncle_SS, в стол - не в стол, а бывают такие моменты, когда изнутри что-то буквально рвется наружу. А так как мы даже не представляем себе эти силы, не знаем, как их удерживать, контролировать, направлять в нужном направлении, то просто пишем. Причем иногда совершенно бесцельно. Просто потому, что иначе не можем. Тем более, что проза - самое простое и доступное из всех видов творчества. Не судите строго - ведь это музыкальный (да к тому же ольтернотивный) форум, а не литературный кружок, где мы должны осмысливать общечеловеческую ценность написанного smile .

В какое бы путешествие мы не отправлялись, мы всегда ищем счастья, а счастье здесь, рядом с нами.
 
венаДата: Пятница, 2007-08-10, 7:49 PM | Сообщение # 15
Невротноски Флудер
Группа: Модер
Сообщений: 1025
Репутация: 5
Статус: Offline
Quote (Payne)
моменты, когда изнутри что-то буквально рвется наружу.

Вот-вот. Именно рвётся. И не излить мысли не могу. Впрочем, моя повесть - это мой поток мыслей, то есть то, КАК мыслю я. Читая эту повесть, читаешь мои мысли. То есть тут мало связанного, мы ведь часто во что-то не вдумываемся, и мысль летит как-то очень быстро и непонятно для чужого глаза, а, точнее ума.


Радость...

Сообщение отредактировал вена - Пятница, 2007-08-10, 7:52 PM
 
Uncle_SSДата: Пятница, 2007-08-10, 8:03 PM | Сообщение # 16
Альтсмолер
Группа: Меломан
Сообщений: 197
Репутация: 3
Статус: Offline
Quote
в стол - не в стол, а бывают такие моменты, когда изнутри что-то буквально рвется наружу. А так как мы даже не представляем себе эти силы, не знаем, как их удерживать, контролировать, направлять в нужном направлении, то просто пишем. Причем иногда совершенно бесцельно. Просто потому, что иначе не можем. Тем более, что проза - самое простое и доступное из всех видов творчества.

Ничего из вышесказанного я не оспаривал. Сами знаем, не чужие на этой планете, проходили и проходим. Но такое надо давать только самым близким людям (т.е. "в стол" smile ), иначе непонимание обеспечено.
 
венаДата: Пятница, 2007-08-10, 8:06 PM | Сообщение # 17
Невротноски Флудер
Группа: Модер
Сообщений: 1025
Репутация: 5
Статус: Offline
Quote (Uncle_SS)
Но такое надо давать только самым близким людям (т.е. "в стол" ), иначе непонимание обеспечено.

Хм... меня уже кое-кто поблагодарил за доверие, когда узнал, что именно ему я повесть дала почитать первому. Впрочем, он тоже не всё понял.


Радость...
 
Uncle_SSДата: Пятница, 2007-08-10, 8:15 PM | Сообщение # 18
Альтсмолер
Группа: Меломан
Сообщений: 197
Репутация: 3
Статус: Offline
Я очень люблю читать любительские произведения.
Quote
меня уже кое-кто поблагодарил за доверие, когда узнал, что именно ему я повесть дала почитать первому.

Отлично! Полностью с ним солидарен. Надеюсь, был близкий человек? wink
 
венаДата: Суббота, 2007-08-11, 5:24 PM | Сообщение # 19
Невротноски Флудер
Группа: Модер
Сообщений: 1025
Репутация: 5
Статус: Offline
Quote (Uncle_SS)
был близкий человек?

Всё именно так.


Радость...

Сообщение отредактировал вена - Суббота, 2007-08-11, 6:43 PM
 
Сайт и форум переехал на www.altsmol.com!!! » Сайт и форум переехал на www.altsmol.com!!! » ART » Мой рассказик. (Просим-с заценить.)
Страница 1 из 11
Поиск:


Форма входа
Друзья сайта
Статистика